Muslimgauze

Категория: Статьи
Muslimgauze (Брин Джонс) — одна из самых загадочных и неизвестных личностей в английской электронике конца ХХ века. Сейчас, спустя несколько лет после его смерти, становится ясно, что появление музыки Muslimgauze — это уникальный феномен не тольков английской электронной музыке, но и феноменво всей музыке в целом.

Вход в миры Muslimgauze.
Его музыка индивидуальна. Начнем с того, что каждый его трек — это отдельное происходящее во времени событие, состоящее, в свою очередь, из цепочки небольших событий, в котором музыка выполняет роль связующего звена между слушателем и определенной ситуацией.
Творчество Muslimgauze мало похоже на творчество человека, занимающегося музыкой. Все композиции состоят из искусного подбора ассоциативных инструментальных партий. Например, очень часто нотами служат арабские голоса, различные шумовые эффекты, дабовые басовые кольца, закрученные на бонгахи таблах барабанные петли, плюс ко всему этому используется огромное количество еще способной «звучать» устаревшей аналоговой и цифровой техники.
Интересен и такойфакт — возникновение различных реальных образов в сознанииу людей при прослушивании альбомов Muslimgauze. Именно не представлений,а образов, ассоциаций с тем, что «видит» человек, слушая его записи.

Начало Истории.
«Проект Muslimgauze был сформирован в 1982 году как ответ на вторжение Израиля в Ливан»,— говорит Брин Джонс, основатель проекта, его лидер, автор и единственный исполнитель. Именно с того поворотного 1982-го он начал записывать свою музыку, вдохновляясь событиями на Ближнем Востоке, в Средней Азии, в Афганистане и на Кавказе, скрываясь под псевдонимом Muslimgauze — паранджа. Каждый трек, каждый альбом — своеобразный ответ на произошедшее, прочувствованный самим автором.
Гиперактивность позволяет ему работать со скоростью «Katyusha rocket launcher» — за 17 летон записывает свыше 130 LP, EP, CD и DAT альбомов своей загадочной и необъяснимой музыки. Каждый альбом выдержан в своемстиле — это и даб,и транс,и эмбиент,и minimal techno, и реггей,и производныеот этих стилей.
Ранние альбомы Брина Джонса отличаются использованием исключительно аналоговой техники, более живым и грязноватым звуком и использованием большого количества живых инструментов — табл, бонгов, а также кассет с красивыми голосовыми сэмплами и эффектами.На более поздних альбомах в ход пошло все, что только могло принять форму звука.
Все альбомы Muslimgauze концептуально разные, и наполнены разными ощущениями. Например, альбом «Lo-fi India Abuze» — это смесь космических приключений, восточной психоделики и даба, прислушайтесь к названиямтреков — «Valencia in flames», «Catacomb dub», «Android cleaver» и «Nommos' afterburn». Альбом «Gun Aramaic» — вы в эпицентре военных действий, развернувшихся где-тов пустыне. Альбом «Mullah Said» — это запись, похожая на зыбучие пески, она засасывает и погружаетв себя слушателей.
Личность человека, так записывающего свои альбомы проста и, в то же время, неординарна.

Брин Джонс (Bryn Jones), годы жизни 1961 — 1999. Те, кто знал его, вспоминают: был приятным, очень спокойным человеком, с тонким юмором, работал графическим дизайнером в Манчестере. Казалось, его «беспокойные» альбомы не имеютс ним ничего общего, хотя, на самом деле, это надо воспринимать как нечто более целое. Для Брина Джонса всегда четко существовало разделение на «своих» и «чужих», на «черное» и «белое». Может быть, это не совсем так, но мы слушаемне альбомы,мы слушаем Muslimgauze.

Принципы Muslimgauze.

«Самая важная вещь — идеи, а не технология.Как бы вы ни старались выразить себя с помощью кучи аппаратуры, вам необходима первоначальная идея. Я перевожу идею из моего сознания, через мои руки, трансформируя ее с помощью аналоговых звуков и различных этнических барабанов. Сэмплы я беруиз кассет, которые могу записать где и когда угодно. Некоторые треки остаются незаконченными, некоторые — несведенными, некоторые я стираюи пишу заново. Это зависитот моего внутреннего восприятия трека. Электронная музыка не создает принципиально новые звуковые структуры. Все было сделано прежде. Просто изменился подход к созданиюи обработке звука. В будущем, изображение и электронный звук будут составлять единую культуру».
Звуковые ряды Muslimgauze с «забитыми» вживую кольцами на таблах, взрывающими динамики ударами, красивыми очаровывающими голосами создают неповторимую архитектуру из тонких ломаных линий — пустыня, солнце, заброшенная электростанция, верблюды, крадущиеся тени, чистое голубое небо, горящая нефть, минареты, готовые к полетув иные миры, белый песок, ветер.
Здесь можно плыть или лететь, представляя себя в любом доступном воображению месте. Семнадцать лет ушло на то, чтобы построить другую реальность, в которой продолжается жизнь даже после смерти волшебника-инженера.